Риски выхода биткоина на CME

«Собака лает — караван идёт», — приблизительно так комментируют новость об открытом письме главы Interactive Brokers в The Wall Street Journal большинство сайтов о криптовалютах — как англоязычных, так и наших. Адепты «новой экономической парадигмы» видят в этом событии лишь очередного большого дядьку, который не зажал денег на целую полосу в главном экономическом вестнике мира, чтобы ему не мешали рубить капусту так, как он привык.

Ребята, очнитесь. Мотивы Петерфи, конечно, именно те, что вы подумали — он защищает свои финансовые интересы. Но вы разве не поняли кто этот дядька? Он глава крупнейшей брокерской компании, а это значит, что он просто посредник на рынке. Каждый раз, когда мы покупаем золотишко, акции или продаём тысячу-другую бочек нефти через его фирму, ему в карман падает монетка. Чем больше товаров на рынке, тем заливистей перезвон в его пошитом по индивидуальному заказу сюртуке. Ему не важно сколько денег кто получил на сделке, кто сколько потерял. Есть акт купли-продажи — есть условные $5 комиссионных у брокера.

И что ж этому Петерфи в его открытом письме, опубликованном столь скандальным способом надо? Может быть признать крипту незаконной? Спустить собак на майнеров? Может быть он взывает к людям убояться и покаяться, пожертвовав реквизиты своих крипто-кошельков в церковь? Ничего такого!

Так что ж он там выёживается?

Ну знаете, чтобы это понять, надо не обрывки его открытого письма козлить с зарубежных сайтов, прикручивая к ним свои фантазии про кукла и масонскую ложу. Всё в первоисточнике. Его найти оказалось не так уж сложно на сайте IB, и ниже я привожу полный его перевод.

Посмотрим для начала кому письмо адресовано. Ой, да это ж не тебе, майнеру и трейдеру он пишет, а некому Кристоферу Жанкарло, главе Комиссии по Торговле Товарными Фьючерсами. Интересно, почему?

Может быть это как-то связано с деятельностью этой комиссии. Для чего там она существует?

Ага,  на официальном сайте написано, что миссией КТТФ является:

«обеспечение открытых, прозрачных, конкурентноспособных и эффективных с финансовой точки зрения рынков. Работая над предотвращением финансовых рисков, Комиссия защищает участников рынка и их средства, потребителей и общество от мошенничества, манипуляций и злоупотреблений по отношению к производным финансовым инструментам и другим продуктам, регулируемым CEA» (закон такой есть о товарообороте — прим. переводчика).

Т.е. зоркое око Жанкарло должно неусыпно приглядывать за своп-дилерами, клиринговыми компаниями, торговцами фьючами,  пул-операторами и прочими участниками всего этого роя посредников между производителем товара и конечным потребителем, беря на себя заботу о всех рисках, связанных с существованием такой тьмы производных инструментов и участников рынка. Всё для того, чтобы фермеры спокойно могли сосредоточится на урожайности и не парились еще и о том, чтоб их не кинули, когда придет пора зерно продавать. Ну, по крайней мере так на официальном сайте компании написано.

И вот, именно этому человеку Петерфи пишет:

Я глава и основатель Interactive Brokers LLC, компании посредника по фьючерсным операциям и брокера контрагента с чистым капиталом, превышающим 3.8 миллиарда долларов США и более чем 1.2 миллиардом клиентских маржинальных средств. (IB Group публично торгуется на Nasdaq с рыночным капиталом превышающим 22 миллиарда долларов). Как член CME клиринга, мы сильно обеспокоены предолжением допустить Биткоин и деривативы на криптовалюты к клирингу в той же организации, где клирятся другие продукты.  

Это письмо адресовано Комиссии с просьбой о наложении обязательств на любые клиринговые организации, которые желают клирить криптовалюты или деривативы на криптовалюты, обеспечить для этих целей отдельные клиринговые системы и изолировать их от других продуктов. 

Не существует фундаментальной базы для оценки Биткоина и других криптовалют, и они могут изо дня в день оцениваться как угодно. Это было ясно продемонстрированно в 2017 году, когда Биткоин вырос почти на 1000%. 

Криптовалюты не имеют зрелого, отрегулированного и протестированного базового рынка. Эти продукты и рынки существуют менее 10 лет и имеют очень малое (если какое-либо вообще) отношение к каким-либо экономическим обстоятельствам в реальном мире.

Установление разумной маржи на этот продукт невозможно. Тогда как покупателя фьючерса на криптовалюту или колл-опциона можно обязать предоставить залог в 100% от стоимости товара, чтобы обеспечить безопасность, то вычислить необходимую маржу для продавца (шортиста) — невозможно.  

Установление лимитов на врутридневное движение цены на деривативы от криптовалют не решит проблему. В условиях быстро растущего рынка, к примеру (как это было на рынке серебра в 1980-х из-за Hunt brothers), цена на фьючерс будет блокироваться день за днем с минимальным количеством торговых операций, а шортисты не смогут закрыть свои позиции, приводя себя (и потенциально свои клиринговые фирмы) к краху.  

Если Чикагская Товарная Биржа или другие клиринговые организации будут клирить криптовалюты вместе с другими продуктами,  то сильное движение в цене криптовалюты дестабилизирует всех участников клирингового процесса, включая сами клиринговые дома и их состоятельность обеспечить свои фундаментальные обязательства по выплатам выигравшей  и сбору средств с проигравшей стороны в одном клиринговом пуле. 

Таким образом, даже те члены клиринга, которые не желают работать с криптовалютами по причине слишком большого риска, не смогут изолировать себя и своих клиентов от потенциально катастрофических потерь связанных с рисками криптовалют в клиринговой организации.

Итак, лоббисты клиринга подобных продуктов не могут предложить несогласным членам клиринга просто установить большую маржу или не предлагать криптовалюты вовсе. В центральной клириговой организации под риском будут все её члены (как и сама организация).

Пока риски связанные с клирингом  криптовалют не будут отделены от других продуктов, катастрофа на криптовалютном рынке, дестабилизирующая клириговую организацию сделает это же с реальной экономикой, так как пострадают и товарные рынки и индексы акций, которые клирятся в той же организации. 

Единственный способ защитить клиринговую организацию и ее членов (как и финансовую систему в целом) от уникальных криптовалютных рисков — это обеспечить  их клиринг в изолированной от других продуктов системе. 

Буду счастлив обсудить это и  предоставить дополнительную информацию по запросу. 

Искренне ваш, 

Томас Петерфи

Т.е., если бы Томас и Кристофер сидели в баре,  то, смакуя Хэннеси, один сказал бы другому:

—  Крис, дружище, а что если биток рванет на 100 000,  что делать-то будем?

— Так планки поставим!

— Дураков шортить без стопа всегда найдётся. У тебя коллекторов столько в штате есть, чтоб с них по долгам сбить? Чем по выигрышам рассчитываться прикажешь?

— Так вы же предупреждайте там, что риски могут превысить депозит. Как обычно…

— Друг,  с такой страховкой мы сами с голой жопой-то не останемся?

И тут Кристофер Жанкарло театрально разведет руками и обратит взор к небу: да будет на всё воля Твоя!

Или не разведет?

На CME обещают запустить фьючерс на биткоин уже в декабре, но не раскрывают пока механизм клиринга деривативов на крипту. По умолчанию — все яйца в одну корзину.

Петерфи в своем письме в вежливой форме говорит: «Торгуйте чем хотите: хоть фьючерсом на энергию Ци, хоть опционами на навоз коня Всадника Апокалипсиса. Главное разделяйте. Баланс по нормальным товарам нормальных клиентов сводим отдельно, а по дерьму и тонким материям — отдельно.»

Если к умному дяде прислушаются, то под клиринг криптовалютных деривативов выделят отдельные счета, которые если и навернутся, то не потянут за собой всю махину экономики США. А если не прислушаются, то посмотрите, не ваша ли собака там лает? И не из-за того ли, что скрипнула именно ваша калитка? Сколько там на вашем караване депозите добра хранится и кто обеспечивает его сохранность?

 

Вам также может понравиться