Про отпуск, Сибирь и конец света. Часть первая и, предположительно, не последняя

Время бежит, девичья память плавно перерастает в старческих маразм, поэтому я вижу необходимость сделать несколько записей о событиях одной особо удачной на приключения зимы 2012го. Тогда, под Новый год мы направились на восток, как и большинство соотечественников. Единственное отличие — мы взяли курс чуть северней и вместо Пхукета за те же деньги попали в довольно странное место. Красноярский край называется.

Тут следует уточнить немного цели визита. Дело в том, что за предшествующие два года наша скромная семейная пара обзавелась аж двумя потомками и, как осознанные родители, мы всерьез обеспокоились задачей сделать все от нас зависящее, чтобы стать по-настоящему счастливой семьей. Мои измышления на тему что делает человека счастливым — не тема данного рассказа, так что ограничусь тем, что на тот момент нам казалось, что хорошие соседи и чистый воздух — условие необходимое (пусть и недостаточное) для того, чтоб отдельно взятая ячейка общества, т.е мы, была счастлива.

Все лето провели мы в попытках найти единомышленников. Объездили большую часть Украины, посещая все более-менее адекватные в идеологическом плане и состоявшиеся в плане количества жителей экопоселения. Увы, везде мы находили серьезнейшие недостатки без права на компромисс. Решили пойти ва-банк: если даже самое крупное и процветающее эко-поселение мира нам не подойдет, то так тому и быть, нужно признать эту вероятную ветвь развития тупиковой и искать счастья без привязки к географическим координатам.

Интернет знает все, и знает он также, что самое большое русскоязычное экопоселение находится в Сибири и возглавлено неким Виссарионом. По счастливой случайности один из наших новых знакомых как раз переехал в общину Виссариона в том же году и пригласил навестить его, а заодно примерить на себя тот образ жизни, который они там ведут. Он объяснил, что хоть большая часть людей и выбрала Церковь Последнего Завета (именно так называется данный… хмм.. ну пусть будет «культ») в качестве духовного ориентира, но в общем-то никто там никого за веру несоответствующую гнобить не будет. Такой расклад нас устраивал.

Тут следует сделать небольшое отступление и сказать, что Виссарион считает себя вторым воплощением Христа. Отдельные индивиды, в чем позже мы убедились наглядно, действительно испытывают находясь в его присутствии состояния, называемые религиозным экстазом, что в некоторой степени объясняет популярность того поселения, что Виссарион вокруг себя организовал. Нужно отдать должное и его способности убеждать и объединять вокруг себя людей. В итоге у него получилось на базе нескольких полузаброшенных сел в Красноярском крае, создать общину, в которой отлично уживаются и ладят его последователи, рьяно трудящиеся над соблюдением новых заповедей Виссариона-Христа (т.н. Семья), любопытствующие всех мастей (вроде нас и не только), местные старожилы-алкоголики, еще более местные староверы, а также многочисленные «лунатики» самого разнообразного калибра: от сбежавших из дурдома до так называемых «контактеров», слышащих голоса невесть откуда. Кстати, при желании те самые местные сельские жители свободно могли бы купить квартиру где-нибудь в райцентре Красноярского края, — любая развалюха в Черемшанке, Петропавловке и еще нескольких селах, названия которых я уже забыла, сейчас стоит не меньше 10К зелеными, но чаще гораздо дороже.

abakan
© unknown

В Абакан мы приехали утром и целый день отсыпались в гостинице после перелета. Впечатление о городе в полной мере выражает фото слева, и, думаю это же фото наглядно демонстрирует, почему задерживаться тут нам не очень-то хотелось. Теоретически мы знали, что Володя (тот самый наш друг) организовал нам жилье в какой-то знакомой семье как минимум на первую неделю. Вечером же нас должен был отвезти в Гуляевку (одна из деревень, образующих  конгломерацию «поселения») человек, приехавший в город по каким-то общинным делам, которыми и занимался, пока мы осваивались с русской зимой.

Саша приехал за нами вечером. Худенький, невысокого роста. Он быстро говорил и улыбался 94% времени. С такой же широкой улыбкой, перемежая речь прибаутками, он сказал, что жилья пока для нас нет, так как семья та передумала внезапно. «Но это ничего!», — говорит он, — «Тут место такое. Ежели надо чего человеку по настоящему — все как-нибудь устроится, причем наилучшим образом. А если не надо, то само и отвалится».  С таким вот приободряющим объяснением здешнего мироустройства мы загрузились в джип. Убедившись, что все четыре задницы удобно разместились, Саша тронулся с места и без лишних предисловий задал первый вопрос: «А вы, ребята, приняли Виссариона как Христа?»

Лучше б он нас по лбу стукнул — там, по крайней мере, понятно как реагировать.

— Надя, смотри, речка! Ташеба. — попыталась я изящно перевести разговор на другую тему. Увы, безуспешно.

Дело в том, что познания наши о Виссарионе ограничивались просмотрами нескольких роликов в Youtube, а также комплексом слухов, витавших вокруг этой личности. Мы знали, что он в своей теософской доктрине делает упор на важность самопожертвования ради общего блага, т.е., если сильно упростить, организует вокруг себя гигантский человеческий «муравейник» с уклоном в «эко». Труд + творчество + любовь к ближнему = профит, если вкратце. Смущали и, мягко выражаясь, несбывающиеся пророчества о конце света, а также такие нюансы как разрешенное в общине двоеженство (тема, как мы выяснили позже чрезвычайно острая в поселении) и ряд других идеологических коллизий с нашим внутренним миром.

Уж не помню кто ответил, но выкрутились мы так: «Как раз и приехали проверить, who is who». На Сашином лице скользнула хмурая тень, но уже через несколько секунд он стал привычно улыбчив и говорлив. Рассказал о том, что сам, когда впервые увидал «Спасителя», испытал как раз тот самых духовный оргазм, о котором я упоминала вначале, отринул все сомнения и с тех пор неустанно старается быть хорошим последователем Последнего Завета. Он не забыл упомянуть, что ярким подтверждением тому, что сделал правильных выбор стала его нынешняя жизнь и все награды «ниспосланные» свыше: он был избран главой Гуляевской общины, имеет хороший дом (впоследствие оказалось, что «хороший» — это было более чем скромное определение), полный достаток, добрых соседей — все, что надо для полного счастья.

Тем временем мы выехали на окружную. Тут Саша притормозил немного и, улыбаясь уже несколько озадаченно, кивнул на датчики.

— Температура за бортом сейчас -37 по Цельсию. Вам это о чем нибудь говорит? — спрашивает.

— Ээээ… Мы в Сибири?

— Ну, как бы да. Но есть нюанс. Сейчас 7 вечера, а значит, что через пару часов уже может быть и — 40 и даже ниже. А машина на дизеле. А дизель замерзает при температуре ниже 42-х.

Саша явно что-то еще не договаривал, и мы посчитали своим долгом спросить, что именно.

— Нууу… дело в том, что я не знаю какой дизель мне сейчас залили. Бывает некачественный. Он замерзает быстрее. Но вы не волнуйтесь! У меня есть в машине топор и спички. Не пропадем! Худшее, что может случиться — легкие обморожения.

winter-road
© helego

Тут Саша взглянул на заснувших на заднем сидении Раду (9 месяцев на тот момент) и Надю (2 года и 9 месяцев) и улыбка второй раз сползла с его лица: «Вы, ребята, лучше сами решите, а? Едем? Или тут, в городе, переночуем?»

Сейчас я склонна полагать, что мы поступили как настоящие идиоты весьма опрометчиво, когда согласились продолжить путь несмотря на приближающийся мороз. Мне кажется тут сработала некая уловка ума: мы никогда не видели и не знали, что топливо может замерзнуть прямо на ходу, поэтому просто до конца не поверили в такую вероятность. В глубокой задумчивости мы откинулись на сидения и настороженно притихли, будто прислушиваясь: достаточно ли ровно стучит мотор? не простудился ли? Саша же, в противоположность нам, приободрился и надавил на газ.

Спустя несколько минут мы уже пересекали Енисей. Саша подсказал, что тут как раз подходящий момент загадать желание: могучая река непременно поможет исполнить искреннюю просьбу. Не знаю о чем подумали другие, но у меня в голове вертелось только одно желание — мороз в -40 градусов. Не больше! Забегая вперед — Енисей в ту ночь нас не подвел 🙂

До Гуляевки оставалось около двухсот километров.

Продолжение здесь.

Вам также может понравиться