Оно

На ладони страх выглядит плотным, сморщенным и непременно чёрным. Без всякого синеватого отлива и прочей ерунды. Бескомпромиссный #000000. Такая себе груша-гнилушка, закопченная целиком да ещё и без хвостика. Из-за этой досадной бесхвостости, настоящий страх крайне трудно вытащить и на ладонь положить. Поначалу тебе кажется что вот, ухватил, тянешь, вот оно! А потом, бац, обрывается ниточка — не то. Нет, не то.

То, что я искала, было в самом центре. Оно казалось чёрной дырой, огромной и всепоглощающей. Не то, что не подступиться — взглянуть страшно! И с закрытыми глазами тоже жуть, может даже еще большая, потому что так она ещё и всеобъемлющая.

В сказке про Алису все любят эпизод с падением в кроличью нору. Вместе с легкомысленной девочкой начинают глазеть по сторонам, отлавливая обрывки её потока сознания: «Ах как тут в вас всё чудесато устроено!». Рано или поздно становится скучно, ты засыпаешь и, бах — уже на куче валежника, а впереди мелькает пушистый хвост.

Но если вспомнить, был ведь тот момент, когда подходишь как ни в чём ни бывало за белым кроликом к уютной норке в земле, наклоняешься к ней и… Да, вот это самое мгновение! Миг, когда никакой земли под ногами уже не осталось, но ты еще толком и не упала, а впереди — ничего. Сзади может что-то и есть, но теперь, в эту самую долю секунды, уже не есть, а было, а потому значения не имеет. И ты с ужасом понимаешь, что не нора это вовсе, а дыра. Чёрная, и не факт, что кроличья.

Льюис, не дурак был. Жуть продавать — дело Стивена. Он же поскорей читателям мозги банками из-под апельсинового варенья и мошками с кошками запудрил и дальше вперед — исследовать другую сторону гриба

Но если не поддаться искушению и по сторонам сразу не начинать глазеть, задержаться немного — хоть на долю секунды — в этом моменте падения, тут-то, на самом краю и можно найти его — настоящий страх. Вытащить на ладонь. Погладить. Нащупать шероховатости. Обнаружить, что на ярком свету даже чёрные впадины на чёрном имеют тени.

Я зажимаю его в кулачке и чувствую все складочки. Он плотный и очень тяжелый. Он теплеет. Когда-нибудь я положу этот камушек в сердце и растворю в безмятежности, но чтобы сделать это, нужно время. Требуется целое мгновение, которое я никак не могу остановить. Впереди мелькает хвост кролика. Бежим!

 

Вам также может понравиться