О педагогах и ехиднах

У моего друга есть шапка «Царь», в которой он обычно в баню ходит. А еще — замечательная дочь двух лет от роду. Естественно, как любого порядочного монарха, его заботит вопрос достойного образования наследницы. Возможно именно поэтому, едва успев снова завести фэйсбучечку, я столкнулась с его репостом статьи о реалиях современного образования в Украине.

Если коротко, то там один отец, вернувшийся из очень долгой командировки, в которой успели подрасти до среднего школьного возраста дети, принял очень близко к сердцу всю эту нашу тянущуюся с послевоенных годов ритуализированность образования: убогие линейки, нерелевантные для настоящей жизни знания, победа «усі так роблять» над здравым смыслом.

Признаться, я, как представительница соседнего княжества и гордая родительница двух принцесс, тоже могла бы выразить свое беспокойство.

Когда детям было по году-два-три, мне тоже казалось, что отдавать этих овечек на заклание Большому Брату — дичайшая дикость. В мыслях было и домашнее обучение, и частные учебные заведения. Я узнала много интересных фамилий: Монтессори, Штайнер, Щетинин…

В какую сторону двигалась моя педагогическая мысль можно отследить по первым учебным учреждениям детей. Вначале это был только родной дом, и никаких бабушек. Достаточно быстро бабушки почти всухую разгромили эту безупречную концепцию, выдвинув в качестве аргумента, смешно сказать, пару часов отдыха без «мама-мама!». Какой там прайс у Мэри Поппинс на пол дня? Вот ровно столько и стоил весь мой дикий энтузиазм и принципиальность.

«Крокодил и кокос», Рада, 2014

И знаете, я втянулась. Процесс эволюции в мать-ехидну шел медленно, но необратимо.  Вначале вместе с такими же (и куда более!) обеспокоенными я работала над созданием семейного детсада, где мамы по очереди нянчились с малышами. Потом и этого стало слишком много.

Удивительная вещь — эти гормоны. Перестав кормить грудью, я впервые за 4 года осознала, что когда-то у меня был мозг. Вспомнила, что он мне даже нравился когда-то!

«Мозг, вернись!», — взмолилась я. Чтоб ему было легче, возобновила чтение настоящих книг, тех которые из бумаги и с главами. Прошла обучение торговле фьючерсами, начала помалу работать.  Наступила эра частного садика с гениальным педагогом-директором. Я по-прежнему лучше всех знала как воспитывать и чему учить своих детей (и, кстати, до сих пор знаю это лучше всех :)), но смогла начать делегировать чуть больше специально обученным людям. Желательно на целый день делегировать, раз пять в неделю.

«В цирковой студии», Надя, 2016

Потом мы познакомились с другой заведующей детсадом. Нелли Осиповну можно смело записать в красную педагогическую книгу нашей страны, как вымирающий вид, который действительно любит детей и умеет говорить с ними на равных. Благодаря этому знакомству мы перевели свои ненаглядные сокровища в садик государственный, который под домом.

Проблемы там, конечно, были и есть до сих пор, это нельзя отрицать, но благодаря адекватным воспитателями и той же заведующей можно относительно легко решать большинство из них. Единственное, что невозможно исправить — это системная ошибка. Ну не может один взрослый человек пробыв лицом к лицу с группой в 20-30 детей целый день, сохранить индивидуальность каждого из них. Это непосильная ноша. Поэтому дети ходят строем, читают на утренниках стихи в одном и том же размеренном ритме — тра-та та-та, та-та та! — и лепят одинаковые колбаски и лепёшечки из солёного теста.

Появляются страхи, которые приходится развеивать изо дня в день.

— Меня будут ругать, если я буду спать без майки!

— Но ты никогда не носишь майку и тем более в ней не спишь!

— А все носят!

И приходится объяснять, что можно, конечно, надеть под реглан майку, в чём, в общем-то нет никакой проблемы. Заправить её в трусы — зачем же выделяться? Потом можно так же, как и другие, начинать носить зимний комбинезон с октября и шапку в августе, как только дунет северо-восточный.

В ходе брэйнсторминга у ребенка появляется новая задача: пока все дети просто раздеваются до трусов и майки, ей надо будет идти к своему шкафчику, брать там ночную сорочку и шлёпать обратно в спальню. Да, белая ворона. Зато не надо ходить как капусточка целый день. И да, воспитательнице я сама расскажу, что без шерстяной кофты тоже можно.

Не проходит и месяца, как в группе образуется уже целая стайка из таких вот белых ворон.

«Семья гномов», Рада, 2016

Для старшей, кстати, в школу я даже целую записку писала и личной подписью заверила: «Я, такая-то такая-то, разрешаю своему ребенку самостоятельно определять необходимость надевания куртки для выхода на улицу. Ответственность за все последствия такого решения беру на себя.»

Ах, если бы все решалось так легко, как температурный режим! Увы, ни о каком индивидуальном подходе к детям не приходится и заикаться. Творчество, критическое мышление, уважение чувств — не смешите мои тапочки!

Я с завистью, конечно, читаю истории о зарубежных дошколятах, которых обхаживают и всесторонне развивают пятеро взрослых на группу из 10 детей. Предельно уважительно относятся, поощряют инициативы и разрешают прыгать по грязным лужам. С другой стороны, я прекрасно помню, что мне рассказывала Роузи про те ясли, куда они водят внучку: «Знаешь, Света, этот мир катится куда-то не в ту сторону, раз няня в саду не имеет права обнять и взять на руки плачущего ребенка, подуть на сбитую коленку. Колени — к врачу вместе с официальными опекунами. Слёзы сушить — только словами.» И вот, я уже не так сильно завидую продвинутой цивилизации, глядя, как наш воспитатель приседает на корточки перед мальчишкой, не желающим отпускать маму на работу, — берет его за руки, вытирает слёзку, ерошит волосы и приобняв уводит вглубь игровой комнаты, через плечо подмигивая родителям: «Бегите скорей, пока не опомнился!»

Ладно уж, как-нибудь сами тут, дома, критическое мышление потренируем. И стихи читать с выражением научим, если совсем не съехиднимся. В конце концов, умные люди с интересными фамилиями пишут, что для детей до 7 лет родители — это единственная базовая ролевая модель. Достаточно жить под одной крышей.

«Совы», Надя, 2017

Но знаете почему я вообще сегодня решила тут написать про образование? Да потому, что свершилось прекрасное. Удивительно чудо, которое даёт слабую надежду, что вымирающий вид педагогов, представленный Нелли Осиповной, возможно, возродится и даже окрепнет.

Я пришла сегодня за ребенком в сад и на стенде, куда обычно вывешивают ежедневно работы детей, увидела невероятное. Все они были РАЗНЫЕ!

Это поразительно, но и в частном саду, и в обучалках всяких, не говоря уж про этот государственный садик всегда (!), без каких-либо исключений, все рисунки всех детей лишь незначительно отличались техникой исполнения. Причём, невооруженным взглядом было заметно, что если техника выделялась особо, то в процесс тут же вмешивалась направляющая рука педагога.  А тут пришла новая молодая и симпатичная воспитательница и после нескольких работ по учебному плану вдруг легонько так надорвала шаблон: разрешила детям нарисовать то, что они хотят. Уверена, она придумала какое-то очень изящное объяснение своей дикой выходке, когда писала педотчёт о проведенном занятии.

Всегда говорила своим детям, что очень люблю те их рисунки, которые они сами придумали. И вот, наконец, вне стен своего дома, в государственному учебном учреждении я встретила единомышленника. Ну чудо же!

P.S. Авторство иллюстраций к этому посту принадлежит Наде (7 лет) и Раде (ей 5).

Вам также может понравиться